rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Categories:

Двести лет вместе: былое и террор

Попробуем разобрать возможные мотивы, которые двигали главнейшим “русским” террористом 20 века. Азеф занимал выское положение в иерархии революционеров – глава Боевой организации социалистов-революционеров, член ЦК. Однако современники с удивлением отмечали, что при всём при том он был совершенно чужд собственно революционной идеологии. Брешко-Брешковская замечает “Азефу нет дела до крестьян и социализма. Ему не нужен социализм.” Другой известный эсэр Илья Рубанович отмечал, что Азеф считал социализм лишь украшением, что позволительно для “не социалиста” , но никак не для члена ЦК социалистической партии (стр.111). После раскрытия связей Азефа с охранкой соратники с некоторым удивлением констатировали, что он никогда не выступал ни по какому теоритическому вопросу и не оставил никаких письменых или устных свидетельств своих взглядов (что, конечно, было крайне необычно для члена ЦК левой партии, говорливость которых навсегда запечатлена в меткой русской поговорке). Его жена вспоминает: …хотя он и был революционером, в нём было много такого, что не вязалось с образом мысли революционера. Так, в редкие моменты откровенности, он мог, например, заявить, что крестьяне – ни на что не способные идиоты, рабочие ничем не лучше. Русский человек вообще, говорил он, лишен индивидуализма, ни к чему не годен и пр. В ответ на вопрос: зачем же ты работаешь на революцию он только привычно отмахивался –“А, ты ничего не понимаешь”. стр.60. Его жена, Любовь Менкина “заурядная провинциальная еврейская девушка”, была, наоброт всей душой (да, собственно, и телом) предана Революции.
Впрочем, о преданости Азефа идеям революции судить можо по делам. Он реально помогал Охранке – “сорваная попытка покушения на Дурново, министра Иностранных дел…власти сумели отвести удар багодаря вовремя предоставленой Азефом информации. Кроме того, была предотврашена попытка покушения на московского градоначальника Медема, министра юстиции Акимова, генерала Мина и полковника Римана…установленое по наводке Азефа полицейское наблюдение за террористами вынудило их отложить приготовление к покушению на петербургского градначальника фон Лаунимца и…Столыпина” (стр.111) Филеры открыто следовали за боевиками по пятам, создавая у последних впечатление присутствия полиции всегда и повсюду…террористы оказались измотаны постоянными, и, на первый взгляд, необьяснимыми провалами, которые большинство из них склонно было считать не результатом предательства, а просто цепью трагических совпаденией” стр.123 “Некоторые из этих сведений – например, о готовящемся взрыве ряда мостов в Петербурге, главного здания Охранного отделения, разрушении электрических и телефонных линий или попытке похищения премьер министа Витте имели колоссальное значение. Ни один из этих планов боевиков не был оуществлён, как считал Савенков, потому что “намеченые места охранялись так строго, как будто полиция была заранее предупреждена”. Полиция действительнот была предупреждена…Охранному отделению удалось захватить две динамитные фабрики и арестовать террористов, в том числе Дору Бриллиант” (стр.113-114) Таким образом, предположение о том, что Азеф руководствовался исключительно идями Революции (на чём он сам настаивал до конца жизни) не выдерживает никакой критики. Реально он не интересовался никакими “идеями”и эффективно действовал во вред возглавляемой им же организации.
Попутно остановимя на черносотенной версии о том, что де Азеф, как еврей, боролся по преимущетву за идеалы и цели еврейского народа. Эту идею, кстати, разделяли сами эсэры, для подавляющего большинства которых она и была движущей силой собственной “революционной деятельности”. Людям свойственно приписывать другим мотивы, которые движут ими самими. Свидетельства попадаются анекдотические: “ Как-то раз Азеф гостил на даче у одного эсера, и ночью хозяева услышали как он стонет и рыдает во сне. Проникшись мгновнно жалостью к нему, эти люди решили, что Азефа терзают мысли не только о погибших товаришах и убитых во время погромов евреях, но и о жертвах собственной террористичской деятельности».стр.200. В этом отрывке можно увидеть чем руководствовались собственно “хозяева”. Однако вернемся к Азефу. “Азеф не слишком дорожил своим еврейским происхождеием.. Один из революционеров, близко знавший Азефа, с удивлеием отмечал, что в Азефе не было заметно еврейского национализма (отметим искреннее удивление революционера этому необычному в революционной среде факту rms1). Московский раввин Я.Мозе вспоминал, что Азеф зло издевался над обычями, традициями, религией своего народа. К примеру, когда тесть Азефа обратился с просьбой сделать его (Азефа) сыну обрезание, Азеф высмеял ритуальную глупость и невежество… Азеф был готов в любой момент отказаться от еврейства в пользу личного удобства… Менкина заявялет, что однажды он обьявил ей, что крестился, она отрицательно отнеслась к обрашению, и была поражена обьяснением Азефа “Конечно, это глупость, так, на всякий случай, я собираюсь в Москву, а, как еврей, не имею права на проживание там” стр 95-96. Для полноты картины обратимся к делам : печальную судьбу Доры Бриллиант мы уже видели, а вот Азеф ”сообщил полиции о местнахождении Боевого отряда Льва Зильберберга – небольшой, но опасной террористической группы….Зильберберг и ещё несколько членов отряда были вскоре арстованы и приговорены к смертной казни” стр.234. Таким образом, версия “еврейской” мотивации самого Азефа отпадает – перед нами типичный “Урфин Джюс”, еврей, отрованый от кагальных корней и готовый во имя личной выгоды или личных целей безжалостно пожертовать другими евреями.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments