rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Из Гандлевского

Еврейским блюдом угощала.
За антикварный стол сажала.
На "вы" из принципа звала.
Стелила спать на раскладушке.
А после все-таки дала,
Как сказано в одной частушке.
В виду имея истеричек,
Я, как Онегин, мог сложить
Петра Великого из спичек
И благосклонность заслужить.

Чу! Гадкий лебедь встрепенулся.
Я первой водкой поперхнулся,
Впервые в рифму заикнулся,
Или поплыть?

Айда. Мы что ли не матросы?!
Вот палуба и папиросы,
Да и попутный поднялся.
Вот Лорелея и Россия,
Вот Лета. Есть еще вопросы?
Но обознатушки какие,
Чур перепрятушки нельзя.

1994
Это и Обогуеву тоже как давно обешаный пример того какая сегодня должна быть поэзия и почему
Мы последние в нашей династии
И жить нам не долгий срок
Нам - коробейникам счастья,
Кустарям задушевных строк
Сказал Шершеневич и умер, что симптоматично, в Барнауле от туберкулеза. Так, видать, и не дождался, чтоб без истерик, без слёз, без тревог. Там и похороенен. Бывал я в Барануле, там не так много культурных мест, могли бы, кстати, местные власти занятся памятью главнейшего русского поэта 20 века.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments