rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Category:

Брусиловский прорыв

Единственная именная операция Великой Войны – Брусиловский Прорыв (Brusilov Offensive). Это не случайно – гениальные идеи русского генерала позволили сдвинуть казавшуюся безнадёжной позиционную войну с мёртвой точки, он единственный предложил эффективное решение патовой ситуации многолетних окопов. Его идея работает до сих пор, в последней войне американцы применяли в Ираке ту же такику против иракских укрепленных районов. Брусилов в одиночку смог решить казалось неразрешимую проблему, которую поставили в 1914 году перед военоначальниками окопы и пулемёты. Весной 1916 года хорошо подготовленые линии укреплений казались практически непреодлимыми. При этом не составляло большого труда захватить первую линию окопов противника, но после этого нападвшие оказывались под фронтальным и фланговым огнём, отрезаными вражеской артиллерией от путей снабжения и в целом обреченными на провал. Противник по железной дороге (как впервые сделал Hаполеон III) подтягивал к месту захвата резервы и легко восстанавливал положение против обескровленого врага. Любая атака на этом и захлёбывалась. Немцы в 1915 предложили свой вариант выхода из этой ситуации – атаку на истошение, когда по переменно действуя то штыком то артиллерией, не считаясь с колоссальными потерями, тевтоны захватывали на узком участке одну линию обороны за другой вновь воздвигаемой, пока не истошали противника и не выходили на оперативный простор. При этом намеренно избирался узкий участок, который противник намервался обронять до последнего, против него обрушивалась вся мощь германской артиллерии , затем шли штыковые атаки, затем опять артиллерия и так пока противник не истошался. Эта тактика сработала всего один раз – во время прорыва в 1915 году под Горлицей, когда русский фронт был после колоссальных потерь прорван на всю глубину. При этом МакКензи не дрогнувшей рукой положил десятки тысяч под русские пулемёты, за что, правда, в отличии от Сталина, не заслужил нелестного названия «мясника». Но та же тактика под Верденом закончиласть поражением, несмотря на ещё большие потери нападавшей стороны.

Брусилов предложил иное решение – атаковать не в узком месте, куда сосредотачивалсь вся артиллерия и пехота с обеих сторон, а на широком фронте, сразу в нескольких местах, после короткой, но интенсивной артиллерийской подготовки, так что противник запутывался и не мог маневрировать резервами. Простая и гениальная мысль сразу же привела к колоссальному успеху – уже когда австрийский фронт бы прован на всю глубину и в нескольких местах, автрийские генералы всё ещё доклыдывали в свой Генеральный штаб о том, что русские ведут на их участках обороны «разведку боем», пока не видели уже собственно казаков перед своими командными пунктами. Штурмовые отрды русских обходили австрийские укрепления, двигаясь вглубь оброны (идея «блицкрига»), так что австрийцы, отрезаные от снабжения и командования, не могли даже отступить – им мешали не столько даже слабые заслоны русских (численно уступавших австрийцам) сколько собственные проволочные загражадения, окружавшие их «неприступные» окопы со всех сторон. В результате Брусилов взял только пленных до 300 000. Своеврменно подтягутые стратегические резервы Центральных держав не могли бть эффектвно применены, так как австрийский Генеральный штаб не мог выичслить направление главного удара. Зато Италия была спасена от полного поражения. Эта свежая стартегическая идея была применена немцами во время весеннего наступления 1918 года, с тем улучшением, что в атаку шли специально подготовленые штурмовые отряды (СА), что поставило Антанту на край полного поражения, и та же тактика была применена Антантой во время последнего наступления 1918 года, с той лишь разницей, что вместо СА использовались танки. Та же Брусиловская стратегия использовалась и американцами при штурме иракских укреп. районов.

Заметим, что Брусилов никогда толком не формулировал основные принципы своей доктрины, хотя сам их твёрдо знал, специально подготавливая войска для ведения такого рода действий. Его основные стратегические принципы были вычислены сторонними наблюдателями при анализе его успехов.
Отметим также, что его гениальная стратегия была последним вкладом собственно русского военного гения в науку побеждать. Все победы и жертвы Великой Войны были перчеркнуты подрывной деятельностью инородцев в тылу победоносной армии, и русский народ до сих пор не может расплатится за продиктованый инородцами позорный Брест-литовский мир, определяюший сегодняшние границы России. Тем не менее, русский военный гений и русский штык разрешили казавшийся непреодлоимым тупик позиционной войны, о чём следует всегда помнить, говоря о Великой Войне.

(читая с Васькой Историю)
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author