rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Categories:

Баварская Советская Социалистическая Республика: забытые герои

Мой перевод отсюда
”Рембо призывал своё поколение «изменить жизнь». Эрих Мюсам (Mühsam) был вполне согласен. Почему бы и нет? Мюсам был для Германии по словам одного видного анархиста тем, чем Рембо являлся для Франции. Рожденный в 1878 году в семье бедного еврейского фармацевта в Берлине, он был изгнан из школы за социалистическую агитацию. Аутсайдер по жизни, Мюсам испытывал естесственную тягу к анархистским кругам в Мюнхене и Берлине. В 1904 году выходит его первая книга поэм и вскоре он становится известен как автор анекдотов, песенок кабаре и шуточных диалогов» (этакий немецкий Лёва Задов – «вся Одесса в афишах/у Лёвы балакают» -rms1) «Он высмеивал социальную демократию в поэмах подобных Die Revoluzzer и в толстых журналах подобных Die Weltbuhne и Simplicissmuss.

«Дайте место свободе...» писал он в одной из поэм. И именно это он и хотел сделать, заняв в 1911 году пост издателя журанал «Каин». На самом же деле там не было ничего подобного. Издаваемый в Мюнхене журнал был органом утонченного авангарада, и подобно Карлу Краусу, издатель сам сам писал все статьи, зашишал пацифизм, сексуальное освобождение и выражал апокалептическое видение революции."
(а бабки на журнал у авангардиста откуда? – rms1) "Он зашищал своих друзей и стремился изменить статус кво. Когда разразилась Первая Мировая Война он выпустил коллекцию названую Пустыни, Кратеры и Тучи, в котрой умолял «пейте, солдаты, пейте...»

В соответствии с пацифистскими убеждениями Мюсам отказался служить в Армии или зарегистрироватся в качестве отказника и попал в тюрьму»
(Гашек указывает, что тюрьма в странах оси была последним убежишем для героев Второго Ташкентского, желавших любой ценой избежать фронта и шрапнели)-rms1 «После освобождения он выступил против Национальной Ассамблеи и хотел организовать ассоциацию международных революционеров в Мюнхене, что, впрочем, не получило развития. Программа была не ясна и организационные вопросы вообше тяготили Мюсама. Не особенно интересуясь вопросами классовой борьбы, он пытался пропагандировать среди люмпен пролетариата и его виденье социализма, подобно Ландау и Толлеру, было в основном эстетическим и экстатическим.

После падения Баварского Совета»
(автор по причинам не ясным опускает за какой участок советской работы отвечал наш пацифист – то ли головы заложникам проламывать, то ли просто конфисковыать не нужное буржуазии имушество –rms1 «Мюсам был осужден на 15 лет строго режима, из которых отсидел 5. Он продолжал анархистскую работу на воле, но стал более осмотрителен. В новом журнале Fanal он более не критиковал социальную демкратию, но сосредоточился на нацистах как на основных врагах. Мюсам боролся с нарушениями Веймарского законодательства и поддерживал оргнизацию «Красная взаимопомошь» которая собирала деньги для пoлитических заключенных. Он написл пьесу «Причины государства» о Сакко и Ванцетти и воспоминания о Баварском Совете «От Эйзнера до Левина: былое и думы» в которой гуманистические идеи и надежды Баварского Совета описывались особенно ярко» (о, сколько подобных книг было бы в России, удайся Деникину начатое! rms1), « в противостоянии с упрямством и злобой коммунистов. Однако и тут Мюсам не смог адекватно оценить собственный политический волюнтаризм, а также социальные и организационные причины провала Мюнхенского эксперимента.

Немногих в Веймарской Республие крайне правые ненавидели столь же страстно как Мюсама. Этот еврей анархист сумел задеть крайне правых за живое. Генри Патчер даже предполагает что Гитлер мог помнить молодого богемца, играюшего в шахматы в кафе Мегаломания а Мюнхене после войны, издевавшегося над картинами будушего канцлера»
гхкм, «после войны» будуший канцлер всерьез не рисовал. Впрочем, должны же быть ВНЕШНИЕ, только внешние, причины… rms1. «И они добились своего. После прихода к власти нацистов Мюсам был схвачен и отправлен в лагерь Ораниебург, где и умер в 1934 году после систематических побоев.

Мюсам был одной из самых любимых фигур Баварского Совета и сушествуют отчёты о том, что рабочие скандировали его имя и носили его на плечах. Он не выказывал никакого фаворитизма по отношению к какой либо партии»
отметим честность автора и его героя в вопросе фаворизма по партийному признаку rms1 «и действовал ответственно, как ведуший политик Баварского Совета. Мюсам боролся за единство, компрмисс с коммунистами и даже выступал от их имени в нескольких случаях, не отказываясь, впрочем, от своих утопических идей «реформ». Поскольку он сам про себя знал, кто он есть, его «идентичость» не была для него проблемой. Таким образом он мог написать:
«Я еврей и останусь им пока жив. Я никогда не откажусь от иудаизма и не выйду из религиозной организации (поскольку я останусь евреем и мне соврешнно всё равно, под каким именем меня впишут в государственные метрики). Я не считаю удачей или неудачей быть евреем, это моя часть как моя рыжая борода, вес или привычки (Briefe 2: 423-3)»


Этакий эмбрион (при удачном исходе «Мюнхенского эксперимента») левого эсера Якова Блюмкина, друга Есенина, Мариенгофа и Мандельштама, снятого «за зверства» с руководящих должностей в ЧК, с горя занявшегося поисками на казенный счёт Шамбалы, и закончившего, как и описаная жертва Голокоста, также в Гулаге.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments