rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Category:

Рассказы из Прошлой Жизни

Вот помню, ещё Леонид Ильич был жив, и при нём люди ездили на Общественном Транспорте. Общественный Транспорт делился на Трамвай (3 коп.), Троллейбус (5 коп.) и Автобус (6 коп.). Такси со свойственным русским здравым смыслом как Общественный Транспорт не рассматривалось и жило по собственным законам, пример сегодняшнего использования которых можно увидеть на примере Прозрачного Бизнеса Ходорковского. Виды Общественного Транспорта ничем друг от друга не отличались, кроме того таинственного положения, что Трамвай следовало обходить спереди, а Троллейбус и Автобус сзади. По указке КГБ это непонятное тоталитарное установление учили во всех школах наизусть, что являлось ярким примером тупости совковых тоталитарных установлений вообще и вызывало справедливое противодействие Хельсинской Группы и иных правозащитных групп. Отметим также, что в автобусах можно было ездить на коленках лицом вперед на переднем сиденье, так что нос упирался в стекло, отделявшее кабину водителя от салона, а сандалики в коленки стоящих сзади. С этой позиции открывался упоительный вид на завернутый в стеганую кожу мотор и прочие, говоря современным языком, Перспективы. В настоящее время секрет изготовления такого рода автобусов (а равно сандаликов) безвозвратно утрачен.

Поездка в Общественном Транспорте составляла важнейшую часть советской городской культуры, заменяя собой современные дорогостоящие спортивные сооружения, свободную прессу и стриптиз клубы. Поездка делилась на несколько стадий – «залезть», «ехать» и «выйти». Стадия «залезть» была наиболее сложной. Дело в том, что передвижение в Общественном Транспорте осуществлялось, как правило, «в давке», каковой специфический термин обозначал тесную упаковку людей, представление о которой можно получить при рассматривании современного мешка с попкорном. Причиной «давки» был вовсе не недостаток средств Общественного Транспорта, как клеветнически утверждали тогдашние антисоветчики (для того чтобы убедится в этом достаточно выйти на соседнюю автобусную остановку – никто не стоит там с 18 Декабря 1978 года, все давно уехали, следовательно, транспорта тогда хватало на всех), причина давок заключалась, по преимуществу, в специфической русской болезни Индивидуалистического Паралича (далее ИП). ИП охватывал любого, кто входил в общественный транспорт на расстояние достаточное, чтобы его оттуда не вытолкали (примерно вторая-третья ступенька снизу). Степень наступавшего паралича была такова, что в сравнении с ней человек с переломом шейного отдела позвоночника, лежащий 20 лет без движения, кажется охваченным пляской Святого Витта. Человек в ИП не мог пошевелить ни рукой ни ногой, у него не работали мышцы туловища, а зачастую отказывали и тазовые мышцы. Перемешаться вглубь салона он мог только при приложении внешних сил. Соответственно, люди ещё не занявшие безопасное положение на второй-третьей ступеньке были охвачены невообразимой энергией, по сравнению с которой, в свою очередь, больной пляской Святого Витта кажется лежащим без движения парализованным. Для продвижения массы охваченных ИП сограждан вглубь салона применялись разные способы, наиболее распространенным было ухватится за находящиеся внутри салона поручни (что уже составляло 90% успеха), а затем вдавить массу на величину собственного тела. Если при этом удавалось занять стратегически безопасную вторую-третью ступеньку, то можно было, в свою очередь, отдаться сладостному ИП. Исключение составляли сложные ситуации, когда сзади находились друзья или родственники, так что коллективные усилия прикладывались до тех пор, пока вся группа не занимала безопасное положение и, соответственно, не отдавалась ИП. Находящиеся сзади подбадривали себя подходящими случаю криками типа «Пройдитевглубьсалона!», что по психологическому воздействию на кричащих и находящихся внутри соответствовало популярному на фронте «Ура!». Сегодня может показаться странным, что мы, тогда молодые и сильные, испытывали столь большие затруднения на стадии «залезть». Здесь следует учесть, однако, что нам противостояло поколение прошедшее фронт, окопы и Геройство В Тылу, так что 50-и летний ветеран Сталинграда при помощи отработанных на эсэсовцах приемов легко оттирал нас от заветной двери, а хрупкая с виду бабушка парой не стандартных, выученных в блокадных очередях за хлебом разворотов, легко оказывалась первой в давке любой величины и сложности.

Стадия «ехать» была наиболее приятной. Во время этой стадии население под надзором всегда находившихся в салонах агентов КГБ вело Подрывные Разговоры (что заменяло сегодняшнюю «свободную прессу»), а неизбежно-тесное соседство с миловидной блондинкой пышных форм по степени воздействия на нашу юношескую сексуальность далеко превосходило сегодняшнее посещение стриптиз клуба. Для вящего эффекта блондинка иногда покрикивала «Неложитесьнаменя!», что, впрочем, не несло никакой сексуальной нагрузки, а свидетельствовало лишь о том, что ей, в свою очередь, не на кого улечься. Садится на сидячие места было делом «на любителя», так как уже на следующей остановке в автобус залезала бабушка, которая, на ходу вытолкав из автобуса здоровенного ветерана Курской дуги и обездвижив ловким ударом в атланто-черепное сочленение мешавшего вектору её продвижения юношу, добиралась таки до сидячих мест и тут волшебным образом превращалась в немощную столетнюю старушку, укоризненно смотревшую на Нагло Занимавшего.

Стадия «выходить» имела ту сложность, что требовала не свойственного русским планирования и даже неких подготовительных действий. Охваченные ИП люди были неспособны к подобного рода усилиям и выходили из паралича только непосредственно при виде родной остановки. В этот момент они на краткое время опять приобретали чрезвычайную подвижность, сопровождавшуюся голосовыми сигналами «Выпуститеменя!» и пропульсивными движениями вперёд, представление о котором можно получить при рассмотрении способа передвижения амеб в солёной воде. Порыв выходящего порой был настолько силен, что с ним вываливалось ещё несколько человек, отчаянно сопротивлявшихся такому развитию событий, ибо их шансы попасть обратно в автобус автоматически приравнивались к шансам давно ожидавших на улице ветеранов Сталинграда. Заметим, однако, что все благополучно выходили – никто не ездит в автобусе с 18 Декабря 1978 года.

Такого рода стиль жизни, как и всякий стиль жизни, требовал особой одежды - крепких пуговиц и неотрывных рукавов, в изобилии поставлявшихся любителям этого дела отечественной текстильной промышленностью. Вот пусть сегодняшний новый русский в своем китайском плаще от Гуччи попробует проехать в такого рода Общественном Транспорте.


В заключение заметим, что русская особенность Индивидуального Паралича была внимательно учтена архитекторами реформ при моделировании социологической ситуации в пореформенной России. Русские, едва заняв на общественной лестнице относительно безопасное положение (вторую-третью ступеньку снизу), склонны впадать в ИП, так что с одной стороны, юркие инородцы пролазят в комфортную Середину Салона, а массы вовсе не попавших в салон единоплеменников так и мерзнут на улице, кляня сидящих в Середина Салона инородцев и бессмысленно покрикивая «Дапройдитежевынаконец! Хотьнаодногочеловека!». Который «один человек», заняв относительно безопасное кресло, немедленно сам впадает в ИП (если конечно с ним не проталкивается группа родственников или друзей, в каковом случае его активность будет продолжатся ровно до того момента, пока они все не «войдут»). В связи с этим гибель института Общественного Транспорта в пореформенной России может парадоксальным образом способствовать развитию реального коллективизма и взаимопомощи среди русских, отучая их от вредного синдрома ИП.
Tags: Рассказы из прошлой жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments