rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Categories:

Освобождение крестьян.

Либеральный агитпроп, оценивая результаты вековой деятельности своих вождей и учителей по реформированию России, приходит к спасительному для чести последних выводу о «нереформируемости» русского народа, «извечном болоте» и «обреченности либеральных комикадзе». А между тем из 3 крупнейших либеральных реформ, проводимых в России за последние два века, первая – 1861 года, проводившаяся собственно русскими, была вполне успешна ( в отличие от проводимых инородцами реформ 17 и 91 года). Припомним, что основной задачей первой либеральной реформы было обеспечение промышленными рабочими нарождающейся русской мануфактуры. Для этого предполагалось подвинуть массу крестьян в город, «освободив» их. Основным вопросом реформы было как именно «освободить» – «с землей» или «без земли». Нарождавшаяся в те годы интеллигенция настаивала на прекраснодушном «с землей», что разом лишало смысла реформу (т.к. не порождало подвижного нселения, потребного для побьема промышлености в городах ) и разом же уничтожала ненавистное тогдашней ителлигенции сословие землевладельцев с их вредными представлениями о «чести», «служении Отечеству» и вообше «частной собственности». Словом, такое решение ударяло по Росссии в целом и уничтожало один из её опорных классов, что и составляло стратегическую мечту тогдашнего интеллигента. С другой стороны, освободить вовсе «без земли» значило пауперизировать значительную часть крестьянского населения. Проклятые Царские сатрапы нашли, однако, ловкий выход. По условиям реформы помешик в законодательном порядке обязан был предоставить крестьянину земельный надел. Крестьянин, однако, должен был выкупать эту землю (или получить бесплатно лишь четверть надела). При чём за крестьян платили помещикам всю сумму сразу Царские сатрапы, а крестьяне получали, как теперь бы сказали, мортгэдж от Царя на землю на 49 лет с божескими 6% годовых. При этом помешики сразу получали от государства мошное денежное вливание за всю переданую крестьянам землю и могли реинвестировать деньги в ту же промышленность. Крестьяне, котрые не хотели связываться с этой сложной системой, могли отправится в город попытать счастья на мануфактурах.

План, как видим, учитывал как стратегические государственные интересы, так и интересы крестьян и помешиков, и его удачное практическое вполошение предопределило последующий быстрый рост в России как промышленности так и сельского хозяйства. Нельзя сказать, что, как и всякая реформа подобного масштаба, обходилось вовсе без издержек. Где-то крестьяне требовали «всю землю», где-то помещики разорялись «вовсе». Отголоски тогдашнего либерального беснования по этому поводу можно прочитать и в сегодняшнем учебнике Истории, где при оценке результатов реформ цитируется Некрасовское «одним концом по барину, другим по мужику» (Данилов, Косулина, « История России», стр. 143 ) и прочие современные событиям либеральные завывания. Однако две последующие реформы, проведенные а России собственно либералами (в 17 и 91) показали насколько правильно, с учётом интересов как страны так и населения русское правительство провело ту первую реформу. А как бы она выглядела в руках инородцев наше поколение может легко в обших чертах представить.

«...Крестьян освободили «с землей», точнее с ваучерами на землю, каковые выучеры быстро перешли в руки эффективных собственников, почти поголовно евреев. Крестьяне частично пошли за гроши работать к новым эффективным собственникам, а частично во главе с согнаными с земли бывшими помешиками ушли в леса. Последняя часть постоянно росла, так как эффективные собственники потому и были эффективными, что сеяли мало, стремясь поднять цены и заработать побольше, и потому в рабочих руках даже и за гроши не очень нуждались. С другой стороны, под опытным руководством бывших помешиков – боевых офицеров Крымской войны – крестьянская армия в лесах быстро превратилась в эффективную военную силу, нападавшую на проезжих купцов, поместья «новых русских» и даже города. Для их усмирения «Чубаис» создает ЧК, укомплектованое родственниками новых эффективных собственников, которое ЧК твердой рукой при помоши поставляемого из Англии нарезного оружия тысячами уничтожает засевших в лесах крестьян и бывших помешиков. Остатки «мануфактуры» в городах быстро загибаются вследствие недостатка рабочих рук, отсутствия из за лесных банд свободы передвижения товаров и людей по стране, а также лихоимства ЧК и новых эффективных собственников. За первые два года реформ население городов практически полностью вымерло от голода или ушло «в леса». Для обьяснения народу политики реформ было создано ведомство "Троцкого", представители которого в сопровождении чекистов разьезжали по сельским сходам, где на хамский вопрос "почему жрать нечего" интеллигентно разьясняли "зато теперь вы свободны!", каковая дискуссия всегда кончалась "усмирением". Для отвлечения народных масс «Гайдар» начинает очередную войну на Кавказе, куда вербует отчаявшихся «лесных братьев». Однако, против ожидания, «эффективные собственники» срывают поставки военных материалов, солдаты отказывются служит «Гайдару» и «Чубаису» и в результате война, задуманая как блицкриг, оборачиватся позорным пораженим. В дополнение к собственным бандитам, с Кавказа в центральные губернии хлынул поток диких горцев, убивавших и насиловавших всё на своем пути, словно новое нашествие Батыя. Нанятая в Германии пехота с трудом смогла отстоять собственно Санкт Петербург и Москву, остальные же губернии погрузились в пучину анархии и произвола. В развлинах городов властвовали кавказцы или бандиты из числа «лесных братьев», с ними сражались присылаемые центральной властью чекисты. Те и другие грабили ещё сидевших н земле крестьян и новых «эффективных собственников». На третьем году реформы никто уже ничего не сеял и не пахал, понимвая бесполезность этого занятия. Население жило только разбоем и грабежом. Погибших от голода, разбоя и болезней считали уже на миллионы. Впрочем, как обьяснили уехавшие к английскому двору вместе с царской казной и доходами от продажи последенего урожая «Гайдар» и «Чубаис», относительная неудача реформы, спланированной в полном соответствии с последними достижениями либеральной экономической мысли, обьяснялась исключительно хамской природой русских, которые не смогли распорядится данной им евреями свободой и демократией, оказались «нереформируемым быдлом», испоганившим светлые начинания реформатров. Очередной раз хамская, воровская, разбойничья природа русских сорвала светлые замыслы либералов по дарованию быдлу свободы. А могло ли быть иначе в этой стране?...»

Данилов, Косулина «История азиатской части Польши», стр. 143
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments