rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Category:

Раздумья в пост

Марш Радецкого

У каждого в жизни бывают таинственные, мистические моменты, значение которых понимаешь только потом. Наличие таких моментов соcтавляет весомую часть любого индивидуального религиозного опыта. Были такие моменты и у меня. Летом 1984 года я работал на практике в одном из сел Н-ской области. Жил я у какого-то механизатора, у которого, в качестве детали мебели, имелась собственная библиотека примерно из 10 книг. Беспробудное пьянство зарождало у меня по утрам чувство вины за бесцельно потраченные годы, и я решил почитать что нибудь с целью частичной компенсации прогресcирующей алкогольной деградации. Одной из книг в библиотеке механизатора было произведение некоего венгерского писателя Иозефа Рота «Марш Радецкого». Меня книга заинтересовала как некая антитеза Швейку – произведение было написано в начале 20-х, и в предисловии говорилось, что автор до конца жизни сохранил фанатичную верность рухнувшей тысячелетней Автро-Венгерской империи, везде ходил в форме автро-венгерского капитана, и в ней же и умер, по-видимому от пьянства. В предисловии цитировался афоризм автора, который меня сразу зачаровал: «Страшно проснуться однажды утром и узнать что твои деды были иностранцами». Тогда мне в этой фразе виделся некий декадентский излом. В книге описывалось, как молодой человек из известной Австро-Венгерской семьи попадает добровольцем сражаться за имератора Франца-Иосифа I на фронт Первой мировой. Его дедушка погиб, заслонив собой того самого Франца-Иосифа I в войне 1865 года. В связи с этим героическим обстоятельством молодой человек во время своего взросления часто бывал приглашаем на блестящие придворные балы в весёлой Вене, на феерические императорские выезды в оперетту на Штрауса, на парады, где, под марш Радецкого, настоящие венгерские гусары соревновались в красоте шага с австрийской пехотой в традиционном белом. В конце книги молодого человека посылают из траншеи за водой для умирающих от жажды товарищей, он выскакивает на no mens land и под звучащий в ушах марш Радецкого, сжимая грязное ведро, перебегает, припадая, от одного трупа к другому, пока и его не находит русская пуля. Такая вот книжка. Ещё я помню то лето, давнее и потому слившееся в одну картинку – за тихой Сибирской рекой закатывается красный шар солнца, освещая прощальным тёплым цветом маленький, по казённому аккуратный парк в центре посёлка. До Апрельского пленума оставалось несколько месяцев. Книгу я эту припомнил с внезапной ясностью в один из вечеров декабря 1991, сопоставив, что мой дедушка родился под Киевом. Странная книга. Почему я так запомнил её тогда? Читал я много, наверное, не менее 100 книг в год, и мало что из того помню. На момент прочтения ничего из описываемого в той книге я со своей индивидуальной жизнью не связывал. Да и вообще, кто издал ту книгу в СССР? Зачем? Предчувствовал ли он что-то? Или ЗНАЛ? И как странно, как таинственно что именно в ТО лето мне попала ТА книга. Марш Радецкого. Наши деды были иностранцами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments