rms1 (rms1) wrote,
rms1
rms1

Левый марш

Уважаемый galkovsky весьма увлекательно доказывает что де автором Двенадцати Стульев был Булгаков. Интеллектуальная провокация красива, но строится на одном аргументе - не могли де эти такого написать. Кто ж тогда кроме Семён Семёныча? И носки его в туалете нашли... Сразу скажу, что эти "доказательства" в стиле детективных романов Дарьи Донцовой, построенные исключительно на дедукции автора, меня не впечатляют. Мог/не мог. Сначала мог/потом не мог. Исписался, частая история, это не аргумент. И Шолохов, да и не будем показывать пальцами. Самый близкий к ДС пример, с кого, собственно по стилю во многом написана книжка, это вовсе не Тэффи с Аверченко, как ошибочно указывает Галковский, это ныне полузабытый юморист начала века Аркадий Бухов смотри например Жуки на Булавках. По стилю его ранние (дореволюционные) рассказы точно соответствуют ДС. И что же - после революции исписался, обычное дело. Писать смешную прозу трудно, это не фантастика, нужен острый ум, а его надолго не хватает.

Но вернёмся к авторству ДС. Одно можно сказать точно - написал это произведение не Булгаков. И вот почему. Для обитателя той эпохи (да, собственно и всех последующих лет в России) определяюшим в творчестве моментом являлась политическая позиция, за кого то есть топить. Г. верно отмечает, что ДС произведение антисоветское, но даже мне в момент первого прочтения (году так в 1974) было понятно, что антисоветскость эта не правого, а левого толка. Недаром при самом правом повороте в советской России (1949-1956) роман был запрещён. Троцкист же Хрущёв опять произведение разморозил.

Доказывать изрядно противоречившую поздней советской власти левизну произведения особенно не надо, всякий кто читал роман при этой поздней советской власти самоё хорошо оную левизну чувствовал. Троцкистская ненависть к исторической России, придти к Воробьянинову и отобрать все вещи "во время обыска", да ещё посмеяться над старым дураком, пытаюшимся найти своё имущество (национализированное, блядь, советской властью! Властью, блядь, рабочих и крестьян!), идиоты попы, идиоты нэпманы. Особенно постебаться над нэпом, де постричься и умереть, и при том в стиле троцкистского фельетона, не приходит автору в голову что частник, если не будут покупать гробы - будет печь булочки, то есть автор-то это может понимает, не дурак, но троцкизм учит другому, вот и соответствующая трактовка. Сверх всего - тоска по уходящей и погибающей революции, в 1927 году Троцкий терпит первое крупное поражение в борьбе со Сталиным, евреи пятой точкой чувствуют что за Гражданскую Войну всё равно придётся ответить, спешат выговорится. Через десяток лет свинья возьмётся за своих отъевшихся деточек. По это и есть ДС.

Ну чтоб придать вяшего литературного антуражу посмотрим на примеры авторской речи в романе. Леваки всегда особо ненавидели "мещан" под каковыми понимали тех, кто не хочет жить во имя великих идей, а хочет "нормально жить" сегодня и сейчас. Мещанам леваки всегда приписывали какой нибудь обидный символ - ну там слоников на этажерке, хрустальную горку или форд фокус. В те годы символом мещанства был матрас, именно будущая гражданская жена (((Шенедеровича))) зримо воплощала в глазах троцкистов гибнущую от мещанства революцию. Смотрим у (((Николая Асеева (Штальбаума))):

Да разве тебе растолкуешь
Что это -
в стотысячный раз
Придумали муку такую,
Чтоб цвел полосатый матрас.
Чтоб ныло усталое тело,
Распластанное поперек,
Чтоб тусклая маска хрипела
Того, кто тебя изберет!
И некого тут виноватить:
Как горы -
встают этажи,
Как громы -
пружины кроватей,
И -
надобно как-нибудь жить!
Так, значит -
вся молодость басней
Была?
И помочь не придут,
И день революции сгаснет
В неясном рассветном бреду.

"Лирическое отступление" 1924, фрагмент

Сравним у авторов ДС:

Матрац ломает жизнь человеческую. В его обивке и пружинах таится какая-то сила, притягательная и до сих пор не исследованная. На призывный звон его пружин стекаются люди и вещи. Приходит финагент и девушки. Они хотят дружить с матрацевладельцами.
Матрац ненасытен. Он требует жертвоприношений. По ночам он издает звон падающего меча. Ему нужна этажерка. Ему нужен стол на глупых тумбах. Лязгая пружинами, он требует занавесей, портьер и кухонной посуды. Он толкает человека и говорит ему:

— Пойди и купи рубель и качалку!

— Мне стыдно за тебя, человек! У тебя до сих пор нет ковра!

— Работай! Я скоро принесу тебе детей! Тебе нужны деньги на пеленки и колясочку! Матрац все помнит и все делает по-своему.

Даже поэт не может избежать общей участи. Вот он везет с Сухаревского рынка матрац, с ужасом прижимаясь к его мягкому брюху.

— Я сломлю твое упорство, поэт! — говорит матрац. — Тебе уже не надо будет бегать на телеграф писать стихи. Да и вообще, стоит ли их писать? Служи! И сальдо будет всегда в твою пользу. Подумай о жене и детях.

— У меня нет жены, — кричит поэт, отшатываясь от пружинного учителя.

— Она будет. И я не поручусь, что это будет самая красивая девушка на земле. Я не знаю даже, будет ли она добра. Приготовься ко всему. У тебя родятся дети.

— Я не люблю детей!

— Ты полюбишь их!

— Вы пугаете меня, гражданин матрац!

— Молчи, дурак! Ты не знаешь всего! Ты еще возьмешь в Мосдреве кредит на мебель.

— Я убью тебя, матрац!

— Щенок. Если ты осмелишься это сделать, соседи донесут на тебя в домоуправление.

Так каждое воскресенье, под радостный звон матрацев, циркулируют по Москве счастливцы.


Я, впрочем, не утверждаю что ДС написал Штальбаум, я лишь констатирую обычную общность еврейского мировоззрения. Автор ДС по видимому хорошо знаком с реалиями еврейской жизни ("раскачивался как как старый еврей на молитве", "все евреи левые"), но сам представляет из себя тип внеконфессионного еврея, поглошённого строительством новой жизни, Урфин Джюса, как говорили классики.

Примеры левизны/еврейства автора можно множить, но любому непредвзятому наблюдателю ясно одно - это не мог быть Булгаков, в силу хотя бы подспудного, но вполне очевидного современникам троцкизма романа. Булгаков, как отмечает и сам Г., был человеком правых, если не ультраправых взглядов. Ну а вот (((Илья Ильф (Файнзильберг))) вполне fit the bill. Ну и записные книжечки, как ни виляй, вот они. Хватило жидочка на полтора романа, зато каких, для туберкулёзника это часть болезни, кстати, смотри также "Вадим Шершеневич", потом болезненный румянец пропадает, резко переходит в смертельную бледность, и человек "исписывается", что мы и наблюдаем уже в Золотом Телёнке. Но зажёгся он не по детски и сгорел ярко, не отнять. Роман про итог русской революции, написанный евреем чтоб русские помнили. Счёт не сведён, кстати. Бриллианты Воробьяниновых, вывезенные в Израиль "после обыска", будут возвращены законным владельцам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →